Черная роза, Халфети и Геноцид. «Поколение было наказано. Оно потеряло все»

Алааттин Айдын улыбается и вызывает своих внуков, чтобы сфотографировать с ними в своем саду. Он выращивает розы в больших жестяных банках, в которых обычно бывает томатная паста. Он, как и многие пожилые люди в Халфети, выращивает розы и продает их туристам, которые приходят в эти края искать черную розу.

Туристы приезжают сюда, чтобы купить эти розы, которые на турецком языке называются Кара-Гюль (черная роза). Они имеют почти мифические свойства, особенно в Турции. В течение последнего десятилетия спрос на них чрезвычайно вырос. В их честь были названы турецкое телешоу, романы и парфюм. По словам местных жителей, они растут только в маленьком южном городе Халфети. По мере распространения истории о них, все больше и больше туристов стали приезжать в город, чтобы открыть эти розы для себя. Весной, когда погода меняется, Халфетти превращается из сонного города в оживленную горячую точку, а торговцы продают черные розовые магниты, брелки и спринтеры.

Находясь на краю реки Евфрат, Халфетти выглядит как что-то из фильма; синяя вода гипер-реальная по своей интенсивности, живописные каменные здания кажутся вне времени и совершенно непринужденными на крутых холмах, окружающих реку.

Но под сияющей бирюзовой водой лежит другая — менее видимая часть города. В дали — в сторону долины поднимается из воды минарет похожий на призрак. Остальная часть мечети словно рябь на воде, а остальная часть осталась под водой.

Большая часть Халфети была затоплена в 2001 году после одобрения государственного проекта постройки дамбы. Плотина стоила тысячи людям домов и средств к существованию. Она изменил форму города, разделив его на «Новый» и «Старый» Халфети. Новый Халфети лежит на холме над Евфратом, и все дома тут построены  недавно.

Вид на Халфети с лодки, с недавно построенным отелем 

Для более старых жителей, таких как Айдын, память о деревне до плотины остается такой же свежей, как если бы наводнение было вчера. Он и четверо его друзей собираются на своем балконе ночью, бесконечно пьют чай и говорят о былых годах до плотины.

 Аднан Айдын указывает на знаки деревенской жизни до плотины

Аднан Айдын указывает на знаки деревенской жизни до плотины

«Зимой Евфрат поднимется с дождем и с снегом, он постепенно уйдет только весной … Мы будем сажать арбузы и огурцы в наших огородах», — говорит Салих Айбек, седой мужчина в синем — его рубашка, как и его интонации весьма задумчивые.

Весной, когда начнется дождь, Евфрат начнет оживать снова. У нас были бы красивые… Теперь эти исчезли… и все кончено. Все находится под водой.

В последние несколько лет, турецкие новостные агентства активно занимались ребрендингом Халфети, описывая его как скрытый рай. Статьи и сообщения в социальных сетях посетителей подчеркивают уникальную красоту черной розы и затонувшей мечети, не вникая в более глубокие аспекты истории города.

Устные истории пожилых людей показывают, как государственные решения коренным образом изменили Халфети на протяжении поколений. Спустя несколько часов, сидя на балконе, Алааттин разливает всем немного вина, и разговор обретает более свободный характер. Старые друзья успокаиваются и начинают рассказывать истории об армянах, которые помогли построить этот город. Старики говорят, что деревенская мечеть была построена армянским архитектором в 1800-х годах. Они вспоминают истории, которые их отцы рассказывали о нем: «Он был человеком, который пил алкоголь», — говорят они. «Однажды ночью он даже поднялся на вершину минарета».

 

 

 

 

 

 

Бледно-каменная мечеть является напоминанием о другой, гораздо более ужасающей истории, которая напоминает почему армяне больше не живут в городе. С 1915 по 1917 год османское государство уничтожило миллионы армян. Многие из них систематически были изгнаны из своих домов, а те  другие  маршами смерти прошли через пустыню. Газетные статьи того времени говорят, что в течение 25 дней трупов армян было столько, что Евфрат изменил течение, поскольку вся река была завалена убитыми людьми. Нынешнее турецкое правительство отрицает, что, то что произошло было геноцидом, хотя ученые и историки называют эти ужасные события именно геноцидом.

Старцы Халфети признают, что армяне жили там до 1915 года, и указывают на следы их старинной истории в этом районе. Но говорят, что армяне «ушли», или «мигрировали», оставив детали неопределенными. Согласно официальной турецкой версии, армяне были жертвами двухстороннего конфликта, а не истребления. Даже более ста лет спустя жители деревни осторожно относятся к тому, что они говорят.

Рельеф и внешний вид Халфети сильно был изменен из-за государственных решений. Многие здании были построены руками армян, хотя армянской общины города больше нет, чтобы потребовать свое.

Сегодня старики города гордятся красотой и популярностью Халфети, но глянцевый образ, тот образ, что видят туристы, находится в диссонансе с воспоминаниями местных о прошлом города. «Туристы приезжают сюда и проводят три часа, восемь часов…но вы не можете узнать историю за это время», — говорит Аднан Айдын, брат Алааттина, старик-энтузиаст с энциклопедическими знаниями в области цветоводства.


Алааттин Айдын говорит о том, как он начал продавать черную розу

Как и Алааттин, Аднан любит розы, но у него более настороженный взгляд на туризм и туристов, которых они завлекают в город. Он охотно указывает места, где жили армяне, а также места, затопленные плотиной. Сидя на передней части кресла, взглядом пробираясь через ущелье, он многозначно говорит, указывая на руины деревни. Он сердито замечает, что, хотя туризм может поддержать около 50 семей, тысячи людей в Халфети были способны обеспечивать себя тем, что росло в их садах.

Аднан говорит, что турецкие документальные фильмы о Халфети показывают раскрывают только красивую обвертку Халфети и умышленно игнорируют отрицательные стороны плотины. «Если есть хорошая сторона, они также должны показать плохую сторону. Они должны показать уровень счастья людей здесь, это то, что мы хотим », — объясняет он.

Халфети на Ефрате. Вид сверху

Халфети на Ефрате. Вид сверху

Каждый день на лодках множество туристов отправляются на экскурсию по утопленному городу. Они плывут по долине от того, что осталось от Старого Халфети до затонувшей мечети, которая находится всего в нескольких километрах от отеля и доступна к осмотру, только если подплыть к нему на лодке. Рядом с подводной мечетью старик управляет чайной в пещере, откуда ясный вид на минарет, выходящий из воды. Аднан указывает на него как на пример преимуществ, так и недостатков туризма. Он говорит, что работник вынужден в свои 70 работать в чайно, чтобы содержать свою семью, только потому, что его собственность была разрушена плотиной.

Туристы и дома армян на противоположном берегу

Туристы и дома армян на противоположном берегу

Аднан покидает чайный магазин, чтобы отправиться обратно в Халфети, и его встречает город, который блестит на солнце. Это весна, и черная роза в полном расцвете. Маленькие горшки выровняли пирс, их темные лепестки.. Туристы покупают горшечные варианты цветка.

Их красота и красота города — все туристы видят, говорит Аднан, что далеко от его воспоминаний о месте. «События, которые мы пережили, были разные [чем те, что видят туристы] с экономической и политической точки зрения. Поколение было наказано. Оно потеряло все».

Подготовил Арарат Петросян

Самые читаемые

Загрузка...